Спасительный возраст. Казакевича нельзя осудить даже на строгий режим

Какое максимальное наказание грозит парню, напавшему с бензопилой и топором на посетителей ТЦ «Новая Европа»?

Владислав Казакевич совершил нападение с бензопилой и топором на посетителей минского торгового центра «Новая Европа» будучи несовершеннолетним. Из-за данного факта по законодательству за столь зверское преступление ему может быть определено относительно мягкое наказание.

8 октября 2016 года, когда было совершено преступление, Казакевичу было 17 лет. К 20 февраля 2017 года, когда начался судебный процесс, Казакевичу уже исполнилось 18 лет. Убийце наверняка будет назначено лишение свободы. Но будет ли он его отбывать уже как взрослый, либо все равно получит послабления, положенные несовершеннолетним преступникам?

Напомним, от рук (точнее, пилы и топора) Казакевича погибла 43-летняя сотрудница одного из расположенных в «Новой Европе» магазинов Елена Александронец. Нападавший нанес ей два удара бензопилой, а после того, как пила заглохла, добил топором-кувалдой, который прятал в чехле от гитары. Телесные повреждения получили еще две женщины.

Владислав был обезврежен работниками и посетителями торгового центра, а затем задержан прибывшими сотрудниками милиции.

Казакевичу предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 13 и ч. 2 ст. 139 УК (приготовление к убийству двух и более лиц), ч. 1 ст. 14 и ч. 2 ст. 139 УК (покушение на убийство двух и более лиц), ч. 2 ст. 139 УК (убийство, совершенное с особой жестокостью из хулиганских побуждений), ч. 1 ст. 339 УК (хулиганство).

Для взрослых преступников с таким «набором» предусмотрено наказание вплоть до пожизненного заключения или смертной казни. Но для несовершеннолетних всё куда менее сурово.

Учитывая, что в СМИ появлялась противоречивая информация по поводу максимально возможного для Казакевича наказания — назывались то 12, то 15, то 17 лет лишения свободы, для начала окончательно проясним этот момент и обратимся к Уголовному кодексу.

Согласно п.4 ч 2 ст.115 лицу, совершившему преступление в возрасте до восемнадцати лет, срок наказания в виде лишения свободы не может превышать: за особо тяжкое преступление, сопряженное с умышленным посягательством на жизнь человека либо с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров или аналогов, — двенадцати лет.

Согласно ч.4. ст.116 лицу, совершившему в возрасте от шестнадцати до восемнадцати лет несколько преступлений, включающих хотя бы одно особо тяжкое преступление, окончательное наказание в виде лишения свободы не может быть назначено на срок свыше пятнадцати лет.

Согласно ч.5. ст 116 окончательное наказание в виде лишения свободы по совокупности приговоров несовершеннолетнему не может быть назначено на срок более семнадцати лет (эта статья касается ранее судимых несовершеннолетних преступников. — Naviny.by).

Таким образом, ранее не судимый Казакевич подпадает под ч. 4. ст. 116 УК, и максимальное наказание по предъявленному ему обвинению может быть назначено в виде 15 лет лишения свободы.

Теперь переходим к главному. Для осужденных несовершеннолетних существуют значительные «льготы» в плане лишения свободы. Основная «поблажка» заключается в том, что несовершеннолетних могут отправить максимум в колонию общего режима. Ни строгий, ни усиленный режим для них не предусмотрен.

Существуют и другие «льготы», предоставляемые уже не судебной, а пенитенциарной системой. Например, несовершеннолетний не может отбывать наказание вместе со взрослыми, осужденными за тяжкие преступления, особо опасными преступниками, рецидивистами и т.д. Размещение заключенных в исправительных учреждениях — сложнейшая система, которая учитывает огромное множество факторов. Ее частично описал в своей книге «Расстрельная команда» Олег Алкаев, который на протяжении нескольких лет был начальником столичного СИЗО № 1. Но сейчас не об этом.

Казакевичу уже исполнилось 18 лет. И в связи с этим возникает логичный вопрос: в каком статусе — взрослого или несовершеннолетнего — он отправится за решетку? Ведь, скажем, 15 лет колонии общего режима и тот же срок в колонии усиленного режима — это, как говорят в Одессе, две большие разницы.

Постановлением пленума Верховного суда от 28 июня 2002 г. № 3 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» определено:

Лицу, совершившему преступление в возрасте до восемнадцати лет и достигшему восемнадцатилетнего возраста ко дню постановления приговора, отбывание наказания в виде лишения свободы назначается в исправительной колонии в условиях общего режима.

То есть отбывать наказание Казакевич будет в колонии общего режима. И тут всплывает еще один момент.

Контингент колоний общего режима, как правило, это мошенники, хулиганы, взяточники, воры, но не убийцы. Казакевич же убил и заявляет, что намерен убивать еще. По его словам в суде, убивать — «прикольно». Насколько безопасным для жизни других заключенных колонии общего режима будет «подселение» к ним такого осужденного, ведь общий режим не предусматривает одиночного заключения…

Кстати, на суде Владислав Казакевич заявил, что для него лучшим приговором была бы смертная казнь. На это он и рассчитывал, когда планировал нападение, и был разочарован, узнав, что к высшей мере несовершеннолетних не приговаривают. Почему-то кажется, что сегодня многие сожалеют о том, что по законодательству суд не может пойти навстречу Казакевичу и удовлетворить его просьбу…

 

Цифры

За последние пять лет, с 2012 по 2016 год, к уголовной ответственности за убийство привлечено 29 лиц, не достигших на момент совершения преступления 18 лет.

год

число осужденных по ст. 139 УК к наказанию в виде лишения свободы

2012

4 лица (1 — по ч. 1 ст. 139; 3 — по ч. 2 ст. 139)

2013

7 лиц (1 — по ч. 1 ст. 139; 6 — по ч. 2 ст. 139)

2014

5 лиц (все — по ч. 2 ст. 139)

2015

5 лиц (все — по ч. 2 ст. 139)

2016

8 лиц (все — по ч. 2 ст. 139)

 

 


  • В статье на половину написана чушь. В Беларуси Исправительные колонии делятся на те, где отбываю наказание впервые осужденные и те где отбывают наказание ранее отбывавшие наказание в ИК. А так называемый *режим*- общий , строгий, усиленный влияет в основном только на количество свиданий, передач. Так что в любом случае обывать наказание он будет в одной из четырех ИК Беларуси.
  • "Контингент колоний общего режима, как правило, это мошенники, хулиганы, взяточники, воры, но не убийцы. Казакевич же убил и заявляет, что намерен убивать еще. По его словам в суде, убивать — «прикольно». Насколько безопасным для жизни других заключенных колонии общего режима будет «подселение» к ним такого осужденного, ведь общий режим не предусматривает одиночного заключения" …----- полная тупость.
  • Кстати, на суде Владислав Казакевич заявил, что для него лучшим приговором была бы смертная казнь. На это он и рассчитывал, когда планировал нападение, и был разочарован, узнав, что к высшей мере несовершеннолетних не приговаривают. Почему-то кажется, что сегодня многие сожалеют о том, что по законодательству суд не может пойти навстречу Казакевичу и удовлетворить его просьбу… === === === к.ц. Выполните его пожелания: отдельная камера, верёвка, мыло; пистолет с одним патроном... набор ядов. Пару суток пусть поразмышляет, а потом, если сей инвентарь будет не востребован, можно забрать это обратно и направить героя на зону мотать срок. На зоне ведь тоже человечество, пусть не всегда идеальное. Может, лет через пять в нём что-то человеческое и проснётся. А может и нет... Не берусь судить.
  • Это на заметку противникам смертной казни. Есть вещи куда хуже смерти. Пару десятков лет назад после вынесения приговора прямо в зале суда заулыбался известный светлогорский маньяк. Он-то знал, что если бы его кинули в камеру к матерым зэкам, последние обошлись бы с ним так "ласково", что костлявая с косой ему показалась бы потом ласковой сестрой.
  • Интересно, а сколько он еще успеет погубить жизней пока в нем что-то "проснется"?
  • И самый отмороженный беспредел как раз в общем режиме, где сидят в основном те, кто сел впервые, ибо там всегда борзые сосунки в отличие от матерых, которые устоялись и строго живут по своим не самым худшим в обществе понятиям.
  • Разорвать урода,прямо там где он отнял жизнь не вчем не повинных людей,даже это для него легкая смерть,на глазах у его матери и адвоката который его защищает,все равно это для него мало,тварь в человеческом облике.
  • Разорвать урода,прямо там где он отнял жизнь не вчем не повинных людей,даже это для него легкая смерть,на глазах у его матери и адвоката который его защищает,все равно это для него мало,тварь в человеческом облике.
  • Мне тоже интересно... Именно потому сначала "запереть", а там видно будет...
  • ему всё равно пи***ц