Расстрела не будет? Обвиняемых в двойном убийстве приговорили к пожизненному

Оглашен приговор по резонансному делу об убийстве на почве ревности в Минске. Исполнителям присудили пожизненное заключение, несмотря на то, что прокурор запрашивала смертную казнь.

В декабре 2015 года в Минске по улице Алибегова было совершено жестокое преступление — в своей квартире был убит молодой парень и его девушка. Бывшая пассия молодого человека воспитатель детского сада Алина Шульганова не смогла смириться с тем, что ее кавалер ушел к другой и решила соперницу проучить. Но исполнители перестарались. И вместо того, чтобы припугнуть соперницу, убили и новую избранницу парня, и его самого.

Сразу после задержания стало известно, что злоумышленники Александр Жильников и Вячеслав Сухарко причастны еще к одному убийству — жителя Колодищей, который сдавал комнату в своем доме одному из преступников.

Алина Шульганова

Александр Жильников

Вячеслав Сухарко

На судебном заседании 24 февраля прокурор запросил для ревнивицы 15 лет колонии, а для нанятых ей разбойников — смертную казнь.

Казалось, что девушка так до конца и не осознала, что она совершила. В последнем слове она просила ее строго не наказывать.

«Я виновата в том, что не смогла объективно оценить ситуацию, когда они рассказали мне, что совершили убийство. Да, я видела у них следы крови, но не придала этому особого значения. Я виновата, что не сообщила в милицию. Возможно, если бы я это сделала, сейчас бы здесь не находилась, не стояла перед вами и не плакала. И понесла бы менее суровое наказание. Мне обидно за это!»

По словам девушки, она уже раскаялась в том, что не позвонила в милицию. Впрочем, это единственное, в чем она считает себя виновной.

«Дайте мне исправить ошибку! — призывала она суд. — Обещаю, если в следующий раз со мной случится подобное, никогда не буду скрывать от следствия информацию, всегда буду доносить, чтобы у нас не совершались такие преступления».

44-летний Александр Жильников в последнем слове попросил прощения у потерпевших: «Произошла большая трагедия. Погибли ни в чем неповинные люди. Соболезную родным и близким. Готов понести наказание».

Вячеслав Сухарко с последним словом не выступал, его удалили из зала суда и вернули только на оглашение приговора. Молодой человек все время стоял с опущенной головой. Через адвоката он передал, что согласен на смертную казнь, так как считает, что родным убитых будет от этого легче.

Примечательно, что когда парень совершал страшные убийства, он был уверен, что ему дадут не больше пяти лет лишения свободы. В этом его убедил старший товарищ Жильников, который ранее уже был судим. Кроме того, подельник просил Сухарко взять всю вину на себя, за это обещал возить ему передачи в колонию.

И в первых показаниях Вячеслав Сухарко действительно винит только себя. Позже выдает напарника. Объяснить мотивы своей жестокости он так и не смог. Известно, что молодой человек был изрядно пьян. По словам защитника, у него имеются психические отклонения. Его мать сбила машина, когда Сухарко было 9 лет. Преступление так и не было раскрыто. С того времени парень, по сути, был предоставлен самому себе. До совершения данного преступления судим не был, пару раз попадал в вытрезвитель.

Прокурор Наталья Петровская

Потерпевшие, за исключением одного человека, настаивали на смертной казни. Однако суд не поддержал требования гособвинения в части размера наказания и постановил приговорить Сухарко и Жильникова к пожизненному заключению, а Шульганову — к 12 годам колонии.

Обвиняемые должны возместить потерпевшим ущерб на сумму порядка 270 тысяч рублей.

Приговор не вступил в силу и может быть обжалован и опротестован.

 

Фото Сергея Балая

  


  • А ведь действительно - это дело тянет на смертную казнь...
  • А ведь действительно - это дело тянет на смертную казнь...
  • этих отморозков теперь будут содержать налогоплательщики,а тварь женского рода к вышке .
  • Есенин, как поэт Вы открываете для себя реальную жизнь. Она такая - несправедливая. Белорусский суд вслед за Европой "теряет яйца", государство толкают к плавному уходу от выполнения неприятной функции защиты своего общества. Двойное убийство, столько отягчающих - и пожизненное. Будем их содержать, ждать, когда они напишут претензию, что их некомфортно содержат и нересторанно кормят.
  • А мне ее немого жалко