Зря Макей худел, что ли? Почему Лукашенко обижается на Запад

Белорусское руководство, несмотря на эмоциональные выпады в адрес ЕС, продолжит попытки геополитического лавирования.

Представляя 21 апреля очередное ежегодное послание белорусскому народу и Национальному собранию, Александр Лукашенко много говорил о внешней политике. Как же выглядит в трактовке первого лица международное положение нашей страны? Чего ожидать от Минска во внешней политике, прежде всего с учетом жесткой критики в адрес Евросоюза?

 

 

Взыграла обида

Безусловно, наиболее эмоциональным моментом выступления оказалась часть, посвященная отношениям с Западом. Надо признать, суровость тона, прежде всего по отношению к ЕС, была несколько неожиданной, поскольку каких-либо заметных осложнений на этом направлении в последнее время вроде бы не наблюдалось.

Так, неоправданная жесткость реакции режима на не слишком массовые уличные манифестации февраля — марта (протесты «тунеядцев») не получила очень уж резких оценок со стороны ведущих западных партнеров. И уж тем более их главные институты, по крайней мере публично, не поднимали вопрос о возможности возобновления санкций.

Однако, как видим, белорусский руководитель крайне болезненно воспринял даже сравнительно безобидные критические замечания и решил действовать в духе известного подхода «лучшая защита — это нападение». В частности, заявил: «Слушайте, мы же не идиоты и видим, что происходит в самом Европейском союзе. Мы что, водичкой поливали, газом травили людей? Нет! А вы это делали».

Трудно сказать, насколько успешной окажется такая тактика. Сомнительно, чтобы европейские лидеры вступили в дискуссию и стали оправдываться, что, дескать, водометы и слезоточивый газ применяются только в случае агрессивного поведения толпы, что в нашем случае не имело места. А поскольку, как известно, отсутствующий всегда неправ, то этот раунд может остаться за белорусскими властями. Правда, лишь в глазах собственного населения.

Вместе с тем, попытка внушить Европе и США, что белорусский режим использует репрессии для противодействия терроризму, может не принести желаемых результатов в силу явной неубедительности доказательной базы.

Но, как представляется, адресованные Западу филиппики были вызваны не столько тем, что тот якобы сделал, сколько тем, что не сделал того, на что очень рассчитывало белорусское руководство: не проявил готовности широко раскрыть свой кошелек в ответ на несколько шагов по либерализации внутриполитической ситуации, в том числе освобождение последних политических заключенных в 2015 году.

Государствам Евросоюза досталось, в частности, за то, что они якобы «позакрывались, невозможно ни текстиль продать нормально, ни другие товарные группы». Неужели главу государства до сих пор не проинформировали, что, во-первых, еще в начале февраля ЕС отменил квоты на белорусский текстиль? А во-вторых, что еще важнее, даже имевшиеся квоты Беларусь, по признанию вице-премьера Владимира Семашко, до конца не выбирала.

В общем, обид на Запад обнаружилось немало. Тем не менее, судя по некоторым признакам, можно допустить, что вопреки своим грозным заявлениям белорусские власти поостерегутся заводить ситуацию в тупик подобно тому, как это случилось в декабре 2010 года.

 

Минск как новые Хельсинки: эффектно, но нереализуемо

Тем не менее, главе внешнеполитического ведомства Владимиру Макею вряд ли удастся набрать утерянный вес (президент с трибуны Овального зала посетовал, что министр похудел от западных упреков). Особенно если МИДу придется с тем же упорством продолжать проводить в жизнь в очередной раз продекларированную главой государства идею налаживания на белорусской земле «нового масштабного диалога между Востоком и Западом, аналогичного Хельсинкскому процессу».

При всей своей внешней привлекательности эта инициатива едва ли может быть реализована. Прежде всего, нет однозначного ответа на вопрос, какие положения Заключительного акта ОБСЕ не соответствуют современным реалиям. Нельзя отрицать, что по целому ряду важных аспектов существуют разногласия, но они сохранялись и после подписания документа. К тому же далеко не все зафиксированные в акте обязательства всегда выполнялись.

Совершенно очевидно, что ныне практически все проблемы безопасности на континенте являются следствием того, что по принципиальным пунктам Москва и Запад занимают диаметрально противоположные позиции, сблизить которые в обозримом будущем вряд ли удастся.

Но тогда переговоры превратятся в бесконечный процесс. Россия либо вообще не пойдет ни на какие уступки, либо, наученная опытом СССР, тут же начнет нарушать невыгодные ей договоренности.

И даже если бы идея нового издания Хельсинкского процесса вдруг получила международную поддержку, то крайне маловероятно, что местом переговоров была бы выбрана наша страна.

При всех сегодняшних сложностях в белорусско-российских отношениях обе стороны постоянно подчеркивают незыблемость самого тесного сотрудничества в военной сфере. Так что всерьез говорить о нейтральности белорусской площадки не приходится.

 

В отношениях с Кремлем тоже не все гладко

Как и следовало ожидать, взаимодействие с Россией и Китаем в выступлении Лукашенко с посланием получило позитивные оценки.

Стоит, однако, отметить, что при упоминании отношений с Москвой не была исключена возможность возникновения новых противоречий, тогда как в адрес Пекина звучал сплошной дифирамб.

С учетом критических замечаний относительно ЕАЭС складывается впечатление, что Пекин постепенно перехватывает у Москвы роль главного союзника Минска. При этом есть серьезные сомнения, что та воспримет такое развитие событий с чувством глубокого удовлетворения.

В целом же из выступления можно сделать вывод, что белорусское руководство, несмотря на эмоциональные выпады в адрес ЕС, продолжит попытки геополитического лавирования.

 


  • 1. "Так, неоправданная жесткость реакции режима на не слишком массовые уличные манифестации февраля — марта (протесты «тунеядцев») не получила очень уж резких оценок со стороны ведущих западных партнеров..." - Не, ну людей, как в Одессе, признаем честно, у нас не сжигают. И если погром в Одессе во имя государственных интересов - это хорошо и наши оппы это приветствуют, то чем хуже Лукашенко, который вёл себя естественно аналогично? 2. "С учетом критических замечаний относительно ЕАЭС складывается впечатление, что Пекин постепенно перехватывает у Москвы роль главного союзника Минска..." - Ага, то есть бесплатно ну или за полцены поставит нам новейшие самолёты, о чём тут по соседству Алесин распинается? А такими вещами, как сальдо внешней торговли с Китаем, автор не интересовался, не? Ну или (цитата): Китай со своими связанными кредитами преследуют цель развития своей собственной экономики, уничтожая предприятия страны-донора. Например, Китай выделяет средства для развития инфраструктуры. Допустим строительство дороги. Материалы для этой дороги поставляются из Китая, оборудование тоже. Что в этом случае делать местным производителям? Добавлю, что рабочая сила тоже приезжает китайская.