Люди в погонах получили право определять, кто журналист, а кто нет?

Будет ли ужесточение политики в отношении прессы?

Белорусские власти по-своему оценили роль негосударственных СМИ в освещении социальных протестов февраля — марта, посчитав ее деструктивной, провокационной. Будет ли ужесточение политики в отношении прессы?

Журналист «Белсат» Александр Борозенко, получил 15 суток ареста после Дня Воли
Журналист «Белсат» Александр Борозенко, получил 15 суток ареста после Дня Воли

 

Глава государства 21 апреля назвал провокаторской деятельность ряда оппозиционных и зарубежных СМИ в контексте «несанкционированных выступлений». Чуть ранее МВД в ответ на обращение Белорусской ассоциации журналистов предупредил прессу об ответственности за нарушение порядка проведения массовых мероприятий.

Оба высказывания следует рассмотреть внимательно.

БАЖ зарегистрировал за март более сотни случаев, когда сотрудники правоохранительных органов препятствовали осуществлению журналистами своей профессиональной деятельности при проведении массовых мероприятий (закон защищает право журналистов находиться и в местах проведения несанкционированных митингов и шествий).

Из МВД 13 апреля ответили: «Принадлежность граждан к средствам массовой информации не освобождает их от ответственности, установленной законодательством, в том числе за нарушение порядка организации и проведения массовых мероприятий, и тем более лиц, которые представляются журналистами, но не являются ими на самом деле».

Вынесем за скобки совершенно необъяснимую с точки зрения права историю с блокированием милицией журналистов 12 марта на вокзале в Орше, где тогда проходила акция против декрета «о тунеядцах», а также категорическое нежелание белорусских властей признать статус журналиста за фрилансерами. Но есть прецедент с корреспондентом радио «Свобода» Галиной Абакунчик, аккредитованной при МИД Беларуси, а значит имеющей статус журналиста. Она вела прямой репортаж с акции протеста против декрета № 3 в Орше и при этом была в судебном порядке признана виновной за участие в несанкционированной акции.

Возможно, в случаях задержаний тех сотрудников СМИ, что не выделялись профессиональными гаджетами из толпы митингующих, правоохранительные органы могли допустить ошибку. В случае с Абакунчик была не ошибка, а установка, иначе бы журналистку отпустили после ознакомления с ее документами и уж точно суд не признал бы ее участницей несанкционированной акции.

Это значит, что у нас меняется правоприменительная практика и журналисты де-факто лишаются гарантированной законом защиты при исполнении своих профессиональных обязанностей. Случай Абакунчик мог выглядеть провинциальным эксцессом исполнителей до того момента, пока БАЖ не получил письмо из МВД. Теперь мы знаем, что руководство правоохранительных органов рассматривает журналистов как участников процесса, а не наблюдателей.

Какой простор для творчества открывается в случае, когда люди в погонах будут определять, кого они считают журналистом, а кого нет! Вот не имеющий аккредитации оператор вещающего из Варшавы телеканала «Белсат»Александр Борозенко уже отсидел 15 суток за то, что якобы ругался матом, хотя в его руках была камера, которая в прямом эфире транслировала не только картинку, но и звук.

Скорее всего, МВД неспроста заняло такую позицию по отношению к журналистам. Вот и президент Беларуси, выступая с ежегодным посланием 21 апреля, заявил: «К сожалению, в этом году мы столкнулись с откровенно провокаторской деятельностью представителей наших оппозиционных и ряда зарубежных изданий. В погоне за сенсациями они недостоверно освещали события в Беларуси, становились пособниками организаторов несанкционированных выступлений, стремясь придать им радикальный, антигосударственный характер. Это прямое нарушение журналистской этики».

Глава государства, скорее всего, и сам верит, что СМИ выступили подстрекателями волны протестов — ну как же, лидеров оппозиции превентивно задержали, а люди все равно выходили на митинги.

Требует отдельного изучения, как именно эти люди узнавали, где и когда будет следующий митинг. Жаль, что независимые социологические исследования на политические темы уже скоро год как в Беларуси не проводятся (после атаки властей НИСЭПИ был вынужден их прекратить). Но если бы такое исследование было сделано, то, скорее всего, мы бы узнали, что распространение информации о месте и времени сбора в основном шло через устное общение и социальные сети. СМИ же работали в правовом поле и никого не призывали приходить на несанкционированные митинги и шествия, а иначе Министерство информации нашло бы на редакции управу.

Пресса действительно писала о недовольстве людей декретом № 3, но не пресса была причиной этого недовольства. СМИ давали разным сторонам возможность высказаться. Собственно, и сам президент признал, что у сограждан были основания для выражения возмущения. Глава государства поручил подчиненным позволить людям выпустить пар на определенных властями площадках, но приказал МВД «выковыривать, как изюм из булки»провокаторов, под которыми понимал политическую оппозицию, намеренную оседлать волну социальных протестов.

Вслед за политиками под раздачу попали журналисты. Хотя они всего лишь делали свою работу.

Скорее всего, тут дело в стереотипах менеджеров старшего звена правящего режима и устаревших методичках силовиков.

Теперь ни власть, ни редакции СМИ не обладают монополией на выход к широкой аудитории — благодаря интернету, социальным сетям, современным девайсам каждый может вести беседу с каждым и даже делать видеорепортаж с прямым включением с места событий.

Да, действительно у ряда независимых СМИ в период протестов увеличилось число просмотров на сайтах, а телеканал «Белсат» вышел в лидеры среди каналов белорусских СМИ на YouTube. Выход по итогам марта на 35 млн просмотров размещенного «Белсатом» видео — это действительно хороший показатель для СМИ, но без малого 1 млрд просмотров белорусского развлекательного канала IdiotikShow — уровень, которого пока никакое белорусское СМИ не достигло.

Уточним: здесь речь идет о сумме просмотра на YouTube всего размещенного видео за все время. Если же оценить показатели за март, то каждый день у «Белсата» было порядка 40 тысяч просмотров, а у IdiotikShow — 574 тысячи просмотров.

Правда, YouTube — это лишь одна из площадок. «Белсат» утверждает, что его стрим с Дня Воли в Минске 25 марта просмотрели более 347 тысяч раз, и это вполне вероятно, так как трансляция была через Facebook, «ВКонтакте» и «Однокласники».

В мире соцсетей, где каждый сам себе режиссер, автор и главный редактор, у журналистов нет особых преимуществ перед блогерами. Более того, стримы делали не только и не столько журналисты.

Вот, например, стрим с захватом ОМОНом в Минске троллейбуса № 37, в котором с разрешенного массового мероприятия 15 марта ехала группа анархистов, сделал общественный активист Петр Маркелов — он оказался попутчиком, за кампанию с анархистами получил 12 суток ареста. И пока он сидел, многие СМИ использовали его видео.

Но ни Маркелов, ни эти СМИ не были провокаторами — они показывали то, что происходило на самом деле. Точно так же дело обстояло и 25 марта, когда весь мир увидел парад полицейской техники в Минске и силовой разгон Дня Воли — никто этот негативный для имиджа властей сюжет не придумал.

Однако есть опасность, что правящий режим пойдет привычным путем и, объявив СМИ провокаторами, еще сильнее закрутит гайки в медиасфере. Во всяком случае, пассаж о СМИ в обращении президента настораживает.


  • Истерика на Лукландии. Предсказуемо. Верховный ея вождь где-то спинным мозгом и тем местом, что ниже, чует, что он давно - вовсе ни какой не любимец большинства, но его головной мозг на такое новое понимание уже не "перешьёшь", (т.е., не перепрограммируешь). Вот и мечется - классическим образом - по образу и подобию зверушки в клетке, не имея ничего кроме зубов и отсутствия новых свежих управленческих идей. Клиника. Хорошо бы для него одного, но страна, её люди, её журналисты-то тут причём... Мне за него стыдно. Точней -- стыдно за очень многое...