Мать-инвалид — президенту: «Не дайте выгнать дочь на улицу»

Из специального дома для ветеранов, престарелых и инвалидов хотят выселить 19-летнюю Викторию Кришталь. Она жила в этом доме вместе с мамой-инвалидом с самого рождения. Администрация дома настаиваем, что у девушки больше нет оснований здесь жить.

Уже год колясочница Татьяна Кришталь борется за право дочери-студентки жить с ней в доме социального назначения. Дело дошло до суда о выселении дочери. У Татьяны осталась надежда на президента, в письме которому она просит не выгонять ее дочь на улицу.

Татьяна Кришталь и ее дочь Виктория перед началом судебного процесса. Фото Ольги Шукайло, TUT.by

Татьяна Кришталь — женщина сильная, но когда говорит о дочери, которой гордится и бесконечно любит, плачет: «Мне так страшно, ведь администрация нашего специального дома и Комитет по труду Мингорисполкома настаивают на том, чтобы Вику выкинуть буквально на улицу. Они предлагают прописать ее в ночлежке на Ваупшасова как бомжа!».

В квартиру в специальном доме для ветеранов, престарелых и инвалидов № 1 на проспекте Рокоссовского в Минске Татьяна заселилась в 1997 году, в том же году родилась Вика, которая всю жизнь здесь и прожила.

Татьяна к тому времени была уже в коляске, оказалась в которой в 17 лет — после аварии.

Фото из личного архива Татьяны Кришталь

«Когда мне говорят, что я совершила подвиг, потому что родила и вырастила ребенка, передвигаясь в коляске, я не понимаю, о чем речь,говорила ранее Татьяна Кришталь в комментарии для Naviny.by. — У меня есть родная душа. Что я бы делала в жизни без Вики, не знаю. И мне повезло с характером моего ребенка. Мне кажется, она помогает мне не потому, что я на коляске, а потому, что так надо».

Еще она говорила, что родить может большинство женщин, а вот вырастить… Татьяна вырастила, причем одна, без мужа, прекрасную девушку, которая теперь учится в университете, платно, к слову.

Татьяна Кришталь с дочерью, 2014 год

 

Циничная логика чиновников

Тучи над семьей начали сгущаться более года назад, как раз к совершеннолетию Вики. Теперь ей 19 лет, и 22 мая в Минске состоялось судебное заседание по выселению из дома социального назначения, предназначенного для проживания людей с инвалидностью, пожилых и некоторых других категорий граждан.

Исковое заявление в суд на выселение Вики подала администрация дома. Третье лицо — Комитет по труду и социальной защите Мингорисполкома.

Позиция истца — у Виктории Кришталь, которая не является ни ветераном, ни инвалидом, по достижении совершеннолетия прекратились основания проживать в госучреждении. Логика такая — девушка совершеннолетняя, должна жить самостоятельно и содержать мать-инвалида.

Татьяне действительно нужна постоянная помощь, и Вика всю свою жизнь маме помогала. Что касается содержания, дочь-студентка пока не в состоянии обеспечивать себя сама. Да и кто в 19 лет может учиться и одновременно зарабатывать так, чтобы снимать квартиру и содержать родителей?

«Я понимаю, что есть законодательные нормы, на которые ссылаются администрация, прокуратура и другие органы. Но есть и вечные человеческие ценности — семья, дети, родители, — написала Татьяна Кришталь в письме президенту. — Я, уже будучи с инвалидностью 1-й группы, в коляске, родила свою дочь в этом доме. С 1997 года я проживаю в этом доме, когда никаких гарантий для детей, рожденных в нашем доме, не было. Со временем получилось, что гарантий для детей из «специальных домов» не только не было, но и были закреплены вот такие нормы, по которым теперь меня с моей дочерью хотят разлучить. А в последних письмах от Комитета по труду и социальной защите сказано, что выселить теперь могут уже и меня…»

Также в своем обращении к президенту Татьяна написала: «С июня 2016 года с нами велась переписка и происходили встречи с Комитетом по труду и социальной защиты, в которых никто никак не мог понять сложившуюся ситуацию, а только указывали, что моя дочь утратила право на проживание и теперь обязана меня содержать. И не говорили о том, куда она должна быть выселена и на какие средства меня содержать».

Татьяна раскрывает в письме абсурдность ситуации: пока они жили в «специальном» доме, условия проживания менялись без уведомления жильцов. Кроме того, подобная ситуация была и с постановкой на льготную очередь на социальное жилье. Их поставили, потом сняли без предупреждения, причем дважды.

Первый раз, потому что Татьяна перестала быть бедной, так как нормально зарабатывала. Через несколько лет женщина стала на очередь еще раз — как инвалид детства, имеющий несовершеннолетнего ребенка. Как только Вике исполнилось 18 лет, в 2016 году, мать и дочь с очереди сняли во второй раз.

«Мне кажется, — говорит Татьяна, — что судья была очень впечатлена, когда услышала про то, как нас ставили и снимали с очереди. И тем, что у Вики нет ни очереди на жилье, ни жилья».

 

Де-факто и де-юре

По мнению координатора Офиса по правам людей с инвалидностью Сергея Дроздовского, в данном случае государство игнорирует право Татьяны и Вики на семью, которое гарантировано статьей 32 Конституции, а также обязанности и права членов семьи заботиться друг о друге (статья 65 Кодекса о браке и семье).

Дроздовский уверен — налицо глобальное противоречие с Кодексом о браке и семье, переписывание чиновников норм под себя, в результате чего постояльцы спецучреждения, где живут Татьяна и Вика, вынуждены пребывать в постоянно изменяющемся юридическом поле.

«Кроме того, государство лишает Татьяну помощника, тем самым делает ее одиноко проживающим человеком с инвалидностью, который нуждается в особой дополнительной помощи, а эту необходимую поддержку оно-то и должно гарантировать. Получается, и государство становится заложником ситуации: дочь, взявшую на себя роль бесплатного помощника, отселяют. Вместо этого государство должно будет обеспечить Татьяну дополнительным набором специальных услуг и мер социальной поддержки, соответственно, затратить на это дополнительные бюджетные средства», — отметил Дроздовский.

Офис по правам людей с инвалидностью также отмечает, что в данном случае игнорируется пункт 4 статьи 23 недавно подписанной и ратифицированной Беларусью Конвенции о правах инвалидов, в которой устанавливается, что государства будет создавать условия, при которых ребенок не может быть разлучен со своими родителями против их воли.

С другой стороны, никто не может запретить дочери навещать мать. Пропускную систему в доме хотели организовать, но не организовали, потому что жильцы не захотели. Это же не больница, не интернат и не тюрьма. Очевидно, что запретить жить де-факто у матери девушке тоже не смогут. Тогда зачем ее выселять де-юре?

«Чиновники честно и цинично объясняют, — отвечает на этот вопрос Сергей Дроздовский, — что их цель — купировать практику, когда дети инвалидов продолжают жить в специальном жилье по достижении совершеннолетия».

Однако Татьяна говорит, что в доме, где она живет, с 1997 года появилось всего четверо детей. Непростое это дело — поднимать ребенка, имея инвалидность. И, возможно, таким семьям все-таки нужна реальная поддержка?

Правозащитник считает, что, по сути, специальное жилье, в котором живет Татьяна, — аналогия социального жилья. Разница в том, что из одного пытаются выдворить ребенка при жизни родителя, а в другом родственникам дается три года на решение жилищного вопроса после смерти нанимателя.

«Семья Татьяны не настаивает на привилегиях. Однако очевидно, что мать и дочь насильно пытаются разделить. А до этого лишили права стать на очередь на улучшение жилищных условий, и это дискриминация. Вот Татьяна и обращается к президенту. Она прошла все этапы, писала во все возможные инстанции. Президент является гарантом прав человека, происходит апелляция к его обязанностям», — сказал Дроздовский.

Следующее заседание по иску о выселении Виктории Кришталь назначено на 6 июня.

 

 


  • ад какой-то. "Слугам народа" явно нечем заняться. Остается искренне пожелать им самим оказаться в подобной ситуации.
  • Тем кто выселяет хочу пожелать: пусть с вами бог сделает то, что вы делаете с этой семьёй.