Политическую систему Лукашенко реформирует так, чтобы ничего не менять

В политических и околополитических кругах у ряда персон есть вера в намерение властей перейти в ближайшей перспективе на выборы по партийным спискам.

Интерпретировать недавние слова Александра Лукашенко как намерение правящего режима поддерживать развитие партийной системы пока нет оснований. Глава государства позволил «старым» партиям прирастать количественно и ничего не пообещал «новым».

Генеральная линия сменилась, и прожект по преобразованию «Белой Руси» в политическую партию лег под сукно. Фото Дмитрия Новожилова.

На встрече с председателем Федерации профсоюзов Беларуси (ФПБ) Михаилом Ордой 19 мая президент декларировал намерение поддерживать политические партии «и оппозиционные, и неоппозиционные».

Цитата разошлась в СМИ и упала на благодатную почву, так как в политических и околополитических кругах у ряда персон есть вера в намерение властей перейти в ближайшей перспективе на выборы по партийным спискам, а также — что откровенно пропрезидентское общественное объединение «Белая Русь» наконец-то официально станет партией власти.

 

Несбывшаяся мечта полковника Посохова

О чем-то подобном в начале 90-х мечтал полковник Сергей Посохов, который в то время работал помощником президента Беларуси и, среди прочего, после неудавшегося в 1996 году импичмента приложил руку к расколу оппозиционной партии коммунистов на лояльную президенту Компартию Беларуси и оппозиционную ПКБ (последняя теперь стала Белорусской партией левых «Справедливый мир»).

До роспуска Верховного Совета партии в Беларуси имели парламентские фракции, своих представителей на постах вице-спикеров и реально влияли на принятие важных государственных решений. В той реальности предложение Посохова об институционализации партии власти выглядело логичным, но не получило поддержки президента.

Глава государства в 1996 году пошел на зачистку парламента от фракционной деятельности. Со времени создания Палаты представителей депутаты больше не объединяются по партийной принадлежности, а после попытки объединения инакомыслящих в депутатскую группу «Республика» — и в депутатские группы.

Радикальное упрощение политической системы Беларуси в 1996 году, среди прочего, привело к тому, что квалификация полковника Посохова по работе с политическими партиями стала излишней, он потерял должность и уехал в Россию.

 

Голубая мечта «Белой Руси»

После этого в окружении Лукашенко вновь возникала идея институционализации партии власти, полным ходом шла подготовка превращения «Белой Руси» в политическую партию, но в последний момент президент не дал ходу этому проекту.

С тех пор руководство «Белой Руси» очень осторожно высказывается на эту тему, а глава организации Александр Радьков после выборов в Палату представителей в 2016 году прямо заявил: «Системный качественный анализ, проведенный в ходе в том числе и этой парламентской кампании, показал, что на сегодняшний день в белорусском обществе явно не выражен запрос на политические партии».

Так что, теперь подул другой ветер? Если не опираться на текстовое сообщение пресс-службы президента, а внимательно просмотреть видео монолога Лукашенко перед Ордой, то вывод о смене линии будет выглядеть преждевременным.

 

Плохо с социальными лифтами

Примерно поровну монолог Лукашенко делится на темы реформирования структуры ФПБ и менеджмента спортивных организаций. Буквально секунды посвящены политической системе. Глава государства отмечает, что в ФПБ состоит порядка 4 млн человек и продолжает говорить именно об этой организации: «Это — и партия, и общественное движение — это все. При том что партийная система в Беларуси никакая и искусственно ее создавать не будем».

Похоже, что где-то в околопрезидентских кулуарах вновь обсуждался прожект институционализации партии власти и у Лукашенко это просто пришлось к слову. На последних президентских выборах Орда лично и ФПБ как структура откровенно исполняли обязанности группы поддержки кандидата в президенты Лукашенко. Однако лояльный профцентр не является партией власти и ни в коей мере не претендует на эту роль, так же как не играл он такой роли и в советское время, полностью подчиняясь руководству КПСС.

«Я буду значительное внимание уделять развитию профсоюзного движения — эта наша опора и моя как президента», — признался Лукашенко, судя по всему, посылая таким образом сигнал подчиненным, что полноценная институционализация партии власти ему не нужна.

Правящий режим испытывает кадровый голод из-за того, что у нас, за исключением силовых структур, отсутствуют эффективные социальные лифты, которые позволяли бы молодому талантливому человеку пробиться в руководство. Теоретически такую роль могла бы выполнять партия власти.

Недостатком такой новации с точки зрения сохранения стабильности правящего режима является то, что президенту придется поделиться толикой власти с другим институтом.

 

Есть ли шансы у оппозиции?

В своем монологе глава государства произносит загадочную фразу: «Если партии способны к воспроизводству, к усилению, к укреплению, повышению численности партий (тех, которые существуют) — мы будем этот процесс поддерживать, притом и оппозиционные, и неоппозиционные».

Именно эту фразу ряд наблюдателей интерпретировали как обещание Лукашенко поддерживать развитие партийной системы. Однако собственно о партийной системе президент ничего не говорит, не обещает вернуть партийцам возможность влиять на принятие важных государственных решений через парламент. Лукашенко сказал лишь о том, что не намерен препятствовать партийному строительству, увеличению количественного состава существующих политических партий.

Более того, он прямо подчеркнул, что говорит о существующих, а не о создаваемых партиях. Если это так, то легализация в качестве новых партий одинаково нереальна для оргкомитета по созданию партии «Белорусская христианская демократия», ОО «Белая Русь» и зарегистрированного Минюстом 15 мая республиканского исследовательско-просветительского общественного объединения «Говори правду».

Что же касается поддержки «старых» партий, то за нарушение законодательства о массовых мероприятиях Минюст вынес предупреждения Партии БНФ, Объединенной гражданской партии и движению «За Свободу», что может привести к ликвидации этих организаций.

В комментарии для БелаПАН лидер Партии БНФ Алексей Янукевич критиковал высказывание Лукашенко о поддержке политических партий: «На фоне этих заявлений мы видим, что оппозиционным партиям и организациям вынесены по абсурдным причинам предупреждения и давление на политические партии продолжается».

Авторитарные лидеры часто действуют в соответствии с формулой, приписываемой каудильо Франко: «Друзьям — всё, врагам — закон», хотя публично заявить о ее поддержке отваживаются немногие. В анализируемом монологе Лукашенко также старается не переходить приличий: «Есть две мощные организации в стране — это профсоюз (больше четырех миллионов) и общественная организация «Белая Русь». Это не значит, что я там буду первостепенное внимание уделять поддержке этих организаций, но я не прячу своих отношений к этим двум организациям мощнейшим. Они играют и будут играть более такую существенную роль в жизни нашего общества».

В словах Лукашенко можно при желании уловить некоторый аванс ФПБ и «Белой Руси» — дескать, в будущем эти организации будут играть более существенную роль. Однако глава государства некоего конкретного смысла в эти слова не вкладывал, очевидно не считая их актуальными. Так что особых политических «плюшек» не следует ожидать и друзьям правящего режима, ведь и без этого «дела делаются».

 

Президент не спешит усложнять игру

Когда 17 января 2012 года Лукашенко говорил китайским журналистам о грядущей модернизации политической системы Беларуси, то был более конкретен, по крайней мере указывал срок — после парламентских выборов (они прошли в сентябре 2012 года): «…Мы и приспосабливаться будем, и модернизировать нашу политическую систему. Проведем парламентские выборы. И думаю, что нам надо обратить серьезное внимание на политическую реформу, или реформу политической системы нашей страны. Мы на это пойдем, хотя у нас катастрофы в этом плане нет... И мы потихонечку будем в этом направлении двигаться».

После этих слов президента заместитель председателя «Белой Руси» Александр Шатько в интервью БелаПАН сообщил, что съезд по преобразованию этого общественного объединения в политическую партию может пройти в октябре 2012 года. Однако генеральная линия сменилась, и проект лег под сукно.

Всего через четыре года после заявления Лукашенко китайским журналистам о модернизации политической системы, всего через одну парламентскую кампанию, в 2016 году мандаты депутатов Палаты представителей получили два инакомыслящихЕлена Анисим и Анна Канопацкая. Не исключено, что после выборов 2020 года в Овальном зале может появиться первая партийная фракция.

Модернизация белорусской политической системы уступает по скорости процессу роста травы, но, тем не менее, некие микродвижения можно заметить.


  • В Беларуси нет партий. А те что есть - это скорее марионетки, а не партии. Одни откровенно пролукашенковские, другие откровенно прозападные. А вот исключительно белорусских партий, да на финансиовании от рядовых белорусов, а не от власти и не через гранты от Запада, в Беларуси нет. Так что это разговор ни о чем. Лукашенко верить- себя идиотом считать.
  • ...отлично сказано...
  • ...отлично сказано...
  • Лукашенко строит развітое феодальное государство. И во главе угла невыполнение Конституции республики Беларусь, в том числе статей 39 и40. Поэтому опора нынешней системы не народ, а бюрократический аппарат, подконтрольный Лукашенко и его семье. А чиновники не созданы для созлания прогрессивного общества, у них основная задача выживания в кресле.