Олег Ковригин: «Новое зрение» может всё

«Общая ситуация в стране такая, что увеличивать цены на медицинские услуги нельзя — у людей нет денег, чтобы платить больше».

Клиника «Новое зрение» расширяет свою сеть. Вслед за Минском, Гродно, Могилевом и Витебском современные офтальмологические услуги стали доступны жителям Бреста.

Naviny.by поговорили с основателем сети клиник «Новое зрение» Олегом Ковригиным о проблемах бизнеса в сфере медицинских услуг в Беларуси.

— Отделение вашей клиники в Бресте начало принимать пациентов в августе. Ранее вы рассказывали журналистам, с каким трудом проходила процедура лицензирования брестского отделения и через какую бюрократическую волокиту вам пришлось продираться. В чем была главная препона?

— В моем понимании бюрократическая препона — это когда чиновник на пустом месте создает проблему, которой не существует. Мы подали заявление в январе 2017 года, а только 5 октября получили полноценную лицензию на оказание хирургических услуг. Это более девяти месяцев, за это время можно ребенка выносить.

В течение этого времени сотрудники клиники общались с комиссией, которая назначается Минздравом и куда входят специалисты различных профилей. Как позже выяснилось, в последние три месяца задержка случилась из-за того, что у нас не было дополнительного переносного баллона с кислородом. Для покупки баллона нам понадобилось две минуты. Это формальность, потому что такой баллон для работы нам не нужен, он будет просто лежать. У нас есть более современные устройства, которые подают кислород.

— Получается, что члены комиссии сразу не говорят о том, что, по их мнению, не соответствует требованиям для получения лицензии?

— Нет. Они ходят, смотрят, совещаются. Если у них возникают вопросы, не говорят, а передают заключение в Управление по лицензированию Минздрава. Через месяц после визита комиссии оттуда приходит сообщение. Такая система очень удлиняет процесс получения лицензии. В результате процесс открытия клиники «Новое зрение» в Бресте затянулся, обстановка была накалена до предела, был поставлен в известность помощник президента по Брестской области Дмитрий Гоборов. Он был очень впечатлен нашей клиникой, которая является одной из лучших в Европе.

Сейчас вопрос решен, но то, что происходило в процессе открытия, показало непрозрачность работы Минздрава в части лицензирования, отсутствие должного контроля над чиновниками. На мой взгляд, в Бресте есть клиники, которые размещаются в неприспособленных для этого помещениях. И то, что они работают, а мы имели проблемы с открытием, вызывает вопросы.

Я встречался с мнением, что нам было достаточно дать взятку, и вопрос был бы решен быстро. Не скажу, что у нас напрямую вымогали взятку. Если бы такое случилось, я бы тут же написал заявление в прокуратуру. Однако можно сделать вывод, что нас в период открытия брестского филиала к этому подталкивали.

«Новое зрение» никогда не работает с использованием инструмента коррупции. Мы никогда не даем взятки, потому что уважаем закон. Мы бережем свою репутацию, мы сотрудничаем с мировыми компаниями, которые на рынке офтальмологии более ста лет. Я хочу, чтобы чиновники знали, что если мы говорим, что дадим взятку, это значит, что это случится под контролем правоохранительных органов.

— Каков объем инвестиций в брестский филиал?

— Порядка пяти миллионов евро. Все подобные проекты дорогостоящие. Значительные средства были расходованы на реконструкцию здания, которое требовало глобального ремонта, на высококлассное оборудование, ведь мы покупаем лучшее.

— Технические возможности клиник «Новое зрение» в разных городах Беларуси одинаковые?

— Мастерство наших врачей позволяет делать все операции на глазах. Мы, например, обоснованно отказываем не более 8% пациентов, которые к нам обращаются по поводу лазерной коррекции. И эти отказы в проведении лазерной коррекции только по медицинским, а не техническим показаниям. Мы хотим сделать все операции абсолютно безопасными и по итогу удовлетворяющими пациента. Вопрос о технических возможностях клиники «Новое зрение» вообще не ставится. Мы можем всё.

— Оправдались ли ваши ожидания в результате открытия клиники в Бресте? Востребованы ли услуги клиники в этом областном центре, есть ли прибыль?

— В Бресте мы пока работаем в убыток. Рентабельность медицинских услуг в целом невысокая — максимум 5-10%. За более высокой прибылью надо идти в другие сферы. Общая ситуация в стране такая, что увеличивать цены на медицинские услуги нельзя — у людей нет денег, чтобы больше платить за услугу. Наши цены одинаковые по всей стране, разве что на обследование в Минске цены немножко выше. Качество оказания услуг также на одинаково высоком уровне. За более чем 20 лет работы я могу на пальцах пересчитать жалобы пациентов. И далеко не каждая из них была обоснована.

Что касается востребованности услуг нашей клиники, они пользуются большим спросом по всей Беларуси. Это связано с тем, что нагрузка на глаза в наше время очень высокая, и всё больше людей имеют ослабленное зрение и проблемы с глазами.

Другое дело, многие пациенты отмечают, что нагрузка, которая ложится на их плечи в связи с заболеванием, не компенсируется государством. Я говорю не об операциях по лазерной коррекции зрения, которые связаны с комфортом человека и во всем мире оплачиваются за средства пациента. Клиника «Новое зрение» выполняет все виды глазных операций, в том числе по удалению катаракты, лечению глаукомы. Это жизненно необходимые вмешательства, в проведении которых пациент должен иметь поддержку государства. И у наших соседей, включая Россию, государство компенсирует стоимость таких операций в полном объеме.

— В Беларуси проблема в том, что нет механизма компенсации?

— Механизм отработан в разных странах, и нет проблем его использовать. Однако решение не принимается принципиально, и пациент сначала платит налоги, а затем еще тратится на лечение. За расходные материалы и некоторые услуги в офтальмологии пациенты платят даже в государственных больницах.

Однако пора уже признать, что бюджет состоит из наших налогов, того, что забирают у людей. И люди вправе спросить, почему им не возвращают часть денег, потраченных на то, чтобы, например, вылечить глаза.

Я работаю с государственным заказом на глазные операции в России и вижу одобрение нашей деятельности. Местные власти довольны сотрудничеством с компанией, которая работает без нареканий.

Я проводил в России анкетирование среди врачей-офтальмологов. Задавался вопрос: «Если у вас или у ваших родственников будет необходимость лечить глазное заболевание, куда вы обратитесь?». Среди предложенных вариантов были: государственная больница, наша клиника и поездка за границу. Первый вариант набрал всего 2% голосов. Причем вариант лечения за границей выбрало 15% .Так что нам доверяют.

— На какой стадии проект по реконструкции минской клиники «Новое зрение» на улице Клумова? Говорят, что вы будете чуть ли ни сносить старое здание и строить всё с нуля.

— В следующем году мы действительно будем проводить там масштабную реконструкцию и частично сносить старое здание. Новое будет отвечать мировым стандартам. Работы начнем как только высохнут чернила под подписями чиновников от строительства.

— Ваш бизнес вышел за пределы Беларуси, клиники открыты в Литве, России, Украине. Где работать комфортнее?

— Под разными марками у нас есть клиники еще и в Великобритании, и в Норвегии. Бизнес в Беларуси вести вполне реально. В Беларуси есть определенные перегибы, которые иногда ставят все преимущества в маловыгодное положение. Это в первую очередь избыточность проверок. Я оцениваю как неудовлетворительную работу контролирующих органов, и у меня возникает вопрос, для чего они существуют и кому служат. Если бы убрать эти негативные моменты, которые являются не правилом, а исключением, условия ведения бизнеса в Беларуси можно было бы оценить как очень хорошие, достаточно лояльные по отношению к медицинским предприятиям. Министерство здравоохранения работает профессионально, хотя лучше может быть всегда.

— Какая услуга самая популярная в вашем центре?

— Лазерная коррекция зрения, конечно. Эта операция простая для пациентов, но для ее выполнения врачу необходима высокая квалификация, которая у наших докторов есть. Мы делаем операции на глаза новорожденным, а самой возрастной пациентке было 113 лет. Этой женщине наш врач Игорь Пашкин прооперировал катаракту, с которой к нам приходит много пациентов, в том числе молодых. Важная медицинская проблема — глаукома, которую нужно оперировать качественно, быстро, надежно.

У нас много врачей, которые работают со дня основания клиники. Юрий Тоболевич, Вадим Мурашко, Олег Овсяник стали звездами офтальмологии, работая в «Новом зрении».

Отмечу также, что наши врачи не совмещают работу в «Новом зрении» и еще где-то, они работают только у нас. В нашей компании вообще нет врачей-совместителей.

— Чтобы люди работали в одном месте, их должен удовлетворять уровень зарплаты. Ваши сотрудники «попиццот» зарабатывают?

— Мое представление о том, как должен жить не начинающий, но хороший опытный врач — это жизнь профессора Преображенского из «Собачьего сердца». Шестикомнатная квартира, хороший доход и кабинет с операционной.

Наши ведущие врачи имеют лицензию на оказание хирургической помощи в ряде зарубежных стран. Так Игорь Пашкин и Юрий Тоболевич имеют сертификат для работы в странах ЕС, Украине, Российской Федерации и, соответственно, там оперируют. Только их билет на самолет стоит порой дороже, чем 500 долларов, о которых вы говорите.

Хороший врач в нашей клинике никогда не поменяет работу в Беларуси на работу в Германии, в том числе потому, что имеет достойную зарплату, научную работу и карьерный рост. И сейчас мы готовы принять на работу в наши зарубежные филиалы молодых докторов без категории или со второй профессиональной категорией. Могут присылать резюме сегодня. Их ждет очень интересная работа с достойной оплатой.

 

 

 


  • Серьезная заявка
  • вот вопрос где взять денег ? простому рабочему или пенсионеру?чтоб вы хорошо жили и ездили на таких машинах?