Минск и Вашингтон провели год на троечку с плюсом

Беларусь и США медленно нащупывают путь нормализации отношений.

Фото pixabay.com

Процесс нормализации белорусско-американских отношений в 2017 году продолжался, однако его необратимость под сомнением. В частности, риски несет противостояние между Россией (с которой Беларусь тесно связана союзническими обязательствами) и США.

 

В политической сфере доминировала сдержанность

В минувшем году в отношениях между Беларусью и Соединенными Штатами больших достижений не было. Тем не менее, если вспомнить еще сравнительно недавний период жесткой конфронтации, то 2017-й можно оценить с плюсом.

В значительной степени это стало следствием появления в Вашингтоне новой администрации, заранее провозгласившей отказ от многих решений ее предшественников. Кроме того, вследствие целого ряда произошедших в мире чрезвычайно важных событий наша страна явно оказывалась далеко от центра внимания главных действующих лиц мировой политики.

В прошлом году официальный Минск последовательно, в том числе на самом высоком уровне, подчеркивал, что хочет улучшить отношения со Штатами.

6 июля на встрече с делегацией Конгресса США, принимавшей участие в минской сессии Парламентской ассамблеи ОБСЕ, Александр Лукашенко заявил, что «заинтересованность Беларуси в развитии полноценных партнерских отношений с Соединенными Штатами Америки остается неизменной».

«…За последние два-три года мы восстановили определенный уровень политического доверия… Мы пытаемся развивать сотрудничество с вашим государством в областях, где совпадают наши интересы», — отметил белорусский лидер.

Более того, он выразил готовность выслушивать «аргументированную критику» со стороны Соединенных Штатов и не уходить от обсуждения «в любом формате и месте» вопросов, касающихся прав человека, демократии и выборной тематики.

Даже реакция белорусского руководства на ракетные удары США по сирийским военным объектам в ответ на применение химического оружия (что в прежние времена наверняка вызвало бы гневные филиппики) была весьма сдержанной. Как и отклик Минска на очередное продление действия санкций против ряда белорусских высокопоставленных чиновников.

Со своей стороны, Вашингтон умерил критику в адрес белорусского режима. Например, озабоченность по поводу жестких мер, предпринятых властями для противодействия проведению мирных акций по случаю Дня Воли, была высказана лишь на уровне посольства в Минске.

К тому же американцы, в отличие от европейцев, не продемонстрировали особой обеспокоенности в связи с учениями «Запад-2017».

 

Будет ли рывок за счет IT-услуг?

Как обычно, информация сторон об экономическом сотрудничестве не вполне совпадала.

Так, по американским сведениям, за 10 месяцев прошлого года двусторонний товарооборот составил почти 300 млн долларов с сальдо в 180 млн в пользу Беларуси. Согласно же данным Белстата, товарооборот за этот период составил 470 млн, причем с отрицательным для нашей страны сальдо в 111 млн.

Впрочем, как бы там ни было, это всего 0,9% белорусской внешней торговли, что вряд ли можно считать достойным показателем для взаимодействия с первой экономикой мира. Причем по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года произошло пусть незначительное (на 0,7%), но сокращение объема белорусско-американской торговли товарами, то есть о прогрессе говорить сложно.

Кроме того, в конце 2017 года Министерство торговли США предложило ввести антидемпинговые пошлины на металлопрокат из углеродистой и легированной стали из Беларуси. Это не самая большая статья белорусского экспорта (в котором с большим отрывом лидируют, естественно, калийные удобрения), но момент все равно неприятный.

Правда, Соединенные Штаты являются крупным потребителем услуг белорусских IT-компаний. Возможно, в свете последних решений белорусского руководства о развитии цифровой экономики здесь случится некий прорыв.

 

Российский фактор таит угрозу

Политические причины нынешних настроений белорусского руководства очевидны: в условиях непредсказуемого поведения Москвы оно крайне заинтересовано в поддержке Запада, причем в первую очередь именно США.

Экономические же цели откровенно сформулировал первый заместитель министра иностранных дел Андрей Евдоченко. Он сообщил белорусским депутатам, что стратегической целью отношений Минска с Вашингтоном является «достижение устойчивого характера нормализации связей на уровне, позволяющем беспрепятственно торговать с Соединенными Штатами, иметь доступ к кредитным ресурсам, привлекать инвестиции и технологии, участвовать в производственной кооперации».

Что же касается американской позиции, то здесь ситуация представляется более сложной.

С одной стороны, Белый дом, судя по всему, кардинально пересматривает свою прежнюю стратегию в отношении продвижения демократии в мире. Об этом свидетельствует, в частности, намерение прекратить выделение Беларуси средств через агентство по иностранной помощи USAID, что, без сомнения, сильно порадует официальный Минск (деньги шли, в частности, на развитие гражданского общества).

В то же время если не американский президент, то Конгресс хотел бы удержать Беларусь от окончательного превращения в российского сателлита. Что, кстати, целиком соответствует желанию и самих белорусских властей. Однако в случае усиления российско-американского противостояния Москва наверняка потребует от Минска настоящего, а не показного проявления лояльности, не исключая, скажем, размещения в стране военных баз.

А поскольку отказаться будет исключительно сложно, все достижения на американском направлении могут очень быстро сойти на нет.


  • "...в условиях непредсказуемого поведения Москвы..." - это по привычке или есть конкретные факты?
  • "...в условиях непредсказуемого поведения Москвы..." - это по привычке или есть конкретные факты?
  • Да хоть на двоечку. Вашингтон – этот тот козел, которого в огород пускать нельзя, а значит с ним стоит держать дистанцию. Пока нашего президента американцы считают последним диктатором, развитие отношений между нашими странами должно рассматриваться, как усмирение бдительности с целью проведения цветной революции.