Другие материалы рубрики «Выборы»

  1. Свободные выборы в Беларуси? Сейчас они вам тут разгонятся
    Прозрачные выборы — это последнее, на что пойдет Лукашенко, для которого абсолютная власть — сверхценность…
  2. Михаэль Георг Линк: мяч на стороне белорусских властей
    Представители БДИПЧ ОБСЕ считают, что до парламентских выборов у Беларуси еще есть возможность улучшить избирательное законодательство.


Выборы

Дебаты кандидатов на БТ: а может, зря не пришел Лукашенко?


Кандидатские дебаты президентской кампании 2015 года оказались на порядок менее зрелищными, чем пять лет назад. Ныне в прямом эфире 3 октября прозвучало слишком много округлых общих слов о том, что белорусам лучше быть здоровыми и богатыми, чем бедными и больными.



Лишь активистка кампании «Говори правду» Татьяна Короткевич местами достаточно резко критиковала нынешнюю власть, которая «осталась в 90-х как в лицах, так и в подходах».

А вот атаман Николай Улахович, назвавший сам себя серьезным хозяйственником, то и дело тревожился, как бы «нацпатриоты» не устроили в Беларуси бучу на манер украинской.

Сын же и партийный заместитель кандидата Сергея ГайдукевичаОлег, пришедший в студию как доверенное лицо, казалось, был озабочен не столько продвижением программы Гайдукевича-старшего, лидера либеральных демократов, сколько дискредитацией Короткевич. Мол, ее лозунг мирных перемен — только ширма, за ней прячутся коварные замыслы все той же деструктивной оппозиции, которая жаждет и у нас учинить аналог Майдана.


Команда Короткевич избрала не те мишени

Этой антимайданной риторикой Улахович и Гайдукевич-младший составили удивительный унисон. Равно как и настойчивыми призывами к электорату дружно прийти на участки 11 октября при полной уверенности, что каждый голос будет учтен.

Лишь Короткевич намекнула на возможные фальсификации (упаковав их в понятие «непрозрачный подсчет»).

Но ее надежды, что власть при этом все же отметит для себя, как много у нас сторонников мирных перемен, и будет вынуждена пойти на реформы, еще раз показали одно из самых слабых мест стратегии «Говори правду». Слабее разве что концепция той части оппозиции, которая предполагает вынудить режим к свободным выборам за счет игнора предстоящего 11 октября голосования.

Короткевич довольно бойко проговорила вступительный и заключительный монологи, предусмотренные регламентом. Тут все заготовки сработали. А вот право задать вопросы оппонентам она (или ее команда) использовала плохо.



Например, Гайдукевичу-младшему было предложено объяснить, почему не пришел на дебаты его отец-кандидат. Да, оправдание выглядело неуклюже: мол, тот вживую встречается с людьми в Гомеле, а это важнее всего (при том что аудитория БТ в тысячи раз больше). Равно как неуклюже оправдывался Улахович за то, что некогда назвал белорусского классика Максима Богдановича польским поэтом (лично я подозреваю, что просто перепутал с Адамом Мицкевичем).

В конце концов атаман прямолинейно заверил, что любит белорусскую культуру, после чего наседать на него было бы совсем глупо.

Ошибка команды Короткевич в том, что, готовя вопросы, сместили фокус на ляпы кандидатов, которые абсолютно не делают погоды в нынешней кампании.

Между тем сама представительница «Говори правду» постоянно подчеркивает, что проблема перемен в Беларуси упирается в нежелание бессменного президента уступать кормило власти. Поэтому логично было бы, используя официозность позиции оппонентов, через их головы вести критический огонь по верхушке нынешней системы. На самом деле ведь главным оппонентом был тот кандидат, который отсутствовал в студии.


И демагогом надо уметь быть

Да, а почему Лукашенко не пришел, равно как и не использовал ранее лимит эфирного времени на программные монологи?

Понятно, что действующий руководитель государства, во-первых, и так имеет эфира хоть завались. Во-вторых, избегает острых вопросов о провале экономики (средняя зарплата белорусов ныне — в районе 400 долларов, при том что он обещал к 2015 году по тысяче). В-третьих, это азбука пиара: сильнейший участник дебатов поневоле раскручивает рейтинг более слабых.

Наконец, чисто психологически многолетнему правителю страны не хочется выглядеть лишь «одним из». Он предпочитает те форматы, в которых по определению, по амплуа величественно парит над мелкими фигурками, — форматы типа прошедшей днем ранее «Молитвы за Беларусь».

Впрочем, по ходу дебатов у меня мелькала мысль, за которую противники режима могут съесть с потрохами. Переломи Лукашенко себя и приди в студию — скорее всего, разделал бы всех под орех.

Да, он большой демагог, но при этом умеет формулировать остро, конкретно, афористично, гибко реагировать на вопросы и реплики, наносить кинжальные полемические удары. В 1994 году именно так он разделал на дебатах своего главного соперника — тогдашнего премьера Вячеслава Кебича.


«Плыли» на элементарных вопросах

В речах же всех участников этих дебатов был слишком велик процент шелухи. И почти не было фокусировки на нуждах того самого простого человека, который составляет массу электората. Больше говорили о поддержке бизнеса, который, по мнению работяг, и так не бедствует.

И труднее всего давались гостям студии экспромты. Ведущий был вынужден раз за разом возвращать своих визави к сути заданных им, в общем-то, элементарных вопросов: где взять средства для структурных реформ, каков ваш интеграционный выбор?

Стоит отметить, что в этот раз, в отличие от 2010 года, государственное телевидение соблюло корректность. Пять лет назад на дебатах ведущие попытались «наехать» на оппозиционеров, но получили жесткий отпор и упустили бразды правления эфиром. Оппозиция тогда на час в фигуральном смысле захватила БТ.

Ныне ведущий был выдержан и равноудален. Что тоже может косвенно говорить о желании властей заработать лучшую оценку выборов от наблюдателей ОБСЕ.


Политическая жизнь в Беларуси деградирует

Предвижу реплику: может, Лукашенко и был сильным полемистом в 1994-м, но давно потерял форму.

Да, но и оппозиция за это время не смогла противопоставить ему разящего Цицерона — ни в мужском, ни в женском обличье.

Среди тех, кто говорит в мегафон на несанкционированных митингах, есть, конечно, неплохие ораторы, но их слышит лишь горстка людей. И главное, за их эмоциональными речами масса не видит потенциала что-то изменить в реале.

В итоге единственным, кто выкрикнул в студии «Жыве Беларусь!», по иронии судьбы оказался Гайдукевич-младший. При том что его отца оппозиция давно дружно трактует как спарринг-партнера власти.

В 2010-м оппозиционеры хоть час побыли королями в эфире БТ (что, правда, потом дорого некоторым обошлось). Нынешняя же кампания наглядно иллюстрирует деградацию политической жизни в придавленной авторитаризмом стране.

 

Оценить материал:
Средний балл - 5.00 (всего оценок: 4)

Ваш комментарий

Регистрация

Последние Комментарии

  • Мне смешно слушать апологетов нынешнего режима, что гр Лукашенко --"усеагульнаабраны абраны народны прАзидент".... Это как надо бояться своего "народца", чтобы ездить по Беларуси в бронированных немецких "Мерседесах" под охраной тысяч вооруженных до зубов опричников.. Только самоназначенный самоназначенец будет так прятаться от мирного и абсолютно безоружного населения..
  • Думаете подобная "войсковая операция" исключение, ошибаетесь, это уже давно правило во время всех, даже "внезапных" остановок и посещений. Во времена СССР при Машерове такого масштаба предварительных "зачисток" и количества охраны не было, точно.
  • Будь у всех по самолету с туалетом в золотую каемку и отрядом охранников из крутых леди, то "худо-бедно" все "ездили бы по стране встречаться с народом, беседовать, общаться.."
  • Последний привоз Лукашенко на Белорусский металлургический завод.. Обратитесь к работникам завода, вам расскажут, как загодя готовили группу людей, которых разрешили допустить до присутствия перед лицом Лукашенко. Всех пересчитали по головам, заранее собрали в определенном месте и пропустили через рамки металлоискателей.. Лукашенко более часа водили но новому прокатному стану, а толпу ожидающих лицезрения начальника растолкали по разным кабинетам и помещениям, при этом наглухо закрыли все окна, закрыли жалюзями и запретили выглядывать в она. В комнатах было душно и люди стали просто задыхаться..... Потом еле-еле уговорили охранников открыть окна для притока воздуха, но жалюзи и шторы открывать запретили. Все "вопросы" к Лукашенко задавали заранее подготовленные люди и озвучивали только заранее строго оговоренные темы и даже слова.. Всю территорию нового цеха и прилегающие участки охраняли многочисленные "штатские" в одинаковой униформе с оттопыренными лацканами пиджаков.. В день привоза Лукашенко работникам заводе запретили пользоваться личным транспортом, на работу возили только автобусами. ГАИ еще на дальнем подъезде к заводу заворачивали весь личный автотранспорт... Так что рекламно--пропагандистский привоз Лукашенко на государственное предприятие Белорусский металлургический завод был фактически войсковой операцией на оккупированной территории... А за проведение пикетов на улицах Минска гражданам Некляеву, Статкевичу и Лебедько белорусское кривосудие отвесило миллионные штрафы... Для вас, конечно, это не является "примером"...
  • Конкретных примеров, как всегда, нет.
  • "Председатель уже все сказал:https://youtu.be/MjAGwtJd6qk .