Глава МИД Литвы Линас Линкявичус: визовые центры должны появиться во всех областях Беларуси

Итоги двухдневного визита в Минск глава внешнеполитического ведомства Литвы прокомментировал в интервью БелаПАН...

Минск с двухдневным визитом посетил министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс. Глава внешнеполитического ведомства страны-соседки провел встречи со своим белорусским коллегой Владимиром Макеем, премьер-министром Беларуси Михаилом Мясниковичем, а также с представителями оппозиции, гражданского общества, родственниками политзаключенных.

О чем шел разговор на этих встречах и были ли достигнуты какие-либо договоренности, об этом Линас Линкявичюс, которому белорусская тематика хорошо знакома — в свое время он был послом Литвы в Беларуси, рассказал в интервью БелаПАН.

Линас Линкявичюс

— Господин министр, спасибо, что смогли встретиться с нами. Прежде всего, хотела спросить, какова цель вашего визита в Минск?

— Если коротко, то цель — обсудить наши двусторонние отношения и тот диалог, который ведется между Беларусью и Евросоюзом.

Не является большим секретом, что у сторон есть разность оценок и взглядов на многие вещи. Существуют такие проблемы, которые долгое время не решаются, но все же есть некоторые позитивные, скажем, моменты с нашей точки зрения. Все еще не решен вопрос политзаключенных, который мы всегда поднимаем, но освобождение Алеся Беляцкого мы считаем шагом в позитивную сторону.

Мы также очень высоко ценим, что есть последовательная позиция Беларуси по поводу аннексии Южной Осетии, Абхазии, Крыма. Эта позиция тоже очень важна.

Мы также чувствуем, что есть позитивный взгляд на программу «Восточное партнерство». Ведутся переговоры по упрощению визового режима, что приведет к снижению стоимости виз. В нашем посольстве выдается очень много виз, так что мы знаем, как этот вопрос важен, и хотим, чтобы этот процесс был гладок, чтобы люди поменьше теряли времени в очередях. Мы сейчас разговаривали с белорусским руководством о том, что хотим создать визовые центры, чтобы доступ был легче.

На встречах я также еще раз упомянул о нашем настрое по поводу упрощения визового режима на приграничных территориях. Это было бы тоже подмогой для простых людей, которые живут недалеко от границы, чтобы они могли пользоваться местными пунктами пересечения границы, а не только международными, чтобы посещать родственников или кладбища. Мы вроде бы согласовали все моменты, но все еще ожидаем положительного решения белорусской стороны.

Думаю, что все эти вопросы мы сможем продвинуть вперед путем диалога. Я надеюсь на это, поскольку мои встречи и с вашим премьер-министром, и с моим коллегой министром иностранных дел прошли очень откровенно. Мы не обошли никакие вопросы из тех, что нас волнуют, ничего не оставили в стороне, всё пытались обсудить. И в будущем продолжим этот диалог. Думаю, что будем искать такие точки соприкосновения, где можно все вопросы решать совместно. Я имею в виду и в контексте диалога Беларуси с ЕС, и в контексте наших двусторонних отношений.

Могу еще добавить, что экономические связи также очень важны. Они не напрямую, но косвенно влияют на остальные вопросы. Наши экономические показатели растут все-таки.

Например, перевалка белорусских грузов через порт Клайпеды выросла в прошлом году на 24%. Этот год еще не кончился, а мы приблизились к 8 млн. тонн грузов. Это показывает, что Клайпедский порт, который является самым близким для наших соседей-белорусов, очень важен для Беларуси. Надо искать такие моменты, общие интересы, которые в будущем могли бы этот потенциал развить. Так что есть, о чем говорить в этом отношении.

— На встрече с Михаилом Мясниковичем и Владимиром Макеем вы поднимали тему белорусских политзаключенных?

— Конечно. Эта тема постоянно поднимается. Мы на этот вопрос всегда обращаем внимание. Освобождение Алеся Беляцкого — это важный положительный шаг, который мы приветствуем, но этого, конечно, недостаточно. Нужно еще несколько шагов сделать, чтобы снять важное препятствие, которое мешает диалогу и тому, чтобы мы могли использовать наши отношения для блага, для экономических, культурных и других связей. Тут мы пытаемся быть, скажем, таким посредником.

— А какая-то реакция была у ваших собеседников?

— Я сейчас не буду пересказывать какие-то реакции, но мы постоянно эти вопросы поднимаем. Я чувствую, что мы можем конструктивно разговаривать на эту тему.

Линас Линкявичюс

— У вас также была встреча с представителями политической оппозиции, гражданского общества и родственниками политзаключенных. О чем вы с ними разговаривали и что обсуждали?

— Тоже о наших буднях. Мы постоянно с ними встречаемся. Когда я был здесь послом, мы тоже встречались. Мы разговариваем о том, какие у них нужды, какие проблемы. Эта встреча была очень открытая, как и всегда. Эти контакты очень ценны, и мы будем их поддерживать и в будущем.

— Как вы можете оценить нынешнее состояние отношений Беларуси и Литвы? Изменилось ли что-то в худшую или лучшую сторону с того периода, когда вы работали послом в Беларуси?

— Трудно говорить про какие-то переломные моменты. Но я уже упомянул несколько примеров, выявляющих некие рычаги, используя которые мы сможем качественно изменить отношения. Насколько быстро и эффективно это получится, зависит от обеих сторон. Но если налажен конструктивный контакт, то я надеюсь, что продвинутся существующие вопросы, которые в наших отношениях такие болезненные, долгосрочные и вроде как застрявшие.

Скажем, у нас очень тяжело ведется диалог по поводу атомной безопасности. Это не секрет. И про это мы тоже на встречах говорили, как быть, чтобы выйти из этой сложной ситуации. То, что строится в Островце, не только по нашему мнению, но и по мнению Комитета Эспоо и Орхусской конвенции, строится с нарушениями. Мы хотим, чтобы таких нарушений было как можно меньше, чтобы мы могли обсуждать такие острые вопросы.

Как я уже говорил, мы ничего не обошли. Мы постоянно обсуждаем и позитивные нюансы, и те проблемы, которые существуют.

— Вы упомянули, что на встречах с официальными лицами обсуждали в том числе и инициативу Литвы по созданию визовых центров в Беларуси. Когда эта инициатива будет реализована, в каких городах будут открыты центры, как вообще все будет происходить?

— Мне трудно сейчас сразу сказать. Мы будем решать это в сентябре, поскольку сейчас изучаются данные конкурса (по выбору компании, которая будет координировать деятельность центров. — БелаПАН). Думаю, что мы должны создать условия во всех областных центрах Беларуси. Посмотрим, какой будет спрос. Надеюсь, что в сентябре мы начнем уже практически продвигаться вперед. Как быстро это получится, посмотрим, так как все эти шаги необходимо согласовать с руководством Беларуси.

Но на прошедших встречах мы про это говорили. Договорились, кстати, что консульские сотрудники в ближайшее время встретятся и получат всю необходимую информацию, ответят на все вопросы, которые могут возникнуть. Это дело новое в Беларуси, но не новое для нас, так как мы создали больше 10 таких центров в Украине и России. Там они были еще нужнее, поскольку, скажем, россиянам получать визу только в Москве очень сложно.

— Я правильно понимаю, что в эти центры граждане будут приносить документы, которые затем центр будет передавать в посольство?

— Да, решения будут принимать по-прежнему консульские сотрудники. Но само обслуживание по приему документов будет осуществляться в центрах.

Например, по Шенгенским правилам есть некоторые технические осложнения, связанные с тем, что нужны будут биометрические данные с середины января будущего года. И это удлинит время работы с клиентом. Но если мы создадим эти центры, это поможет не уменьшить количество тех, кто желает подать документы на визу. Ведь если в три раза увеличится необходимое время по объективным причинам (получение биометрических данных), то мы не хотим, чтобы пострадали люди. Надеюсь, что благодаря этим центрам, мы сможем эту техническую сложность компенсировать количеством мест, где можно подать документы.

Еще добавлю насчет этих поездок. Я уже говорил, что мы вновь призвали реализовать соглашение об упрощении визового режима. И мы, я думаю, вместе с белорусской стороной будем работать над тем, чтобы открыть больше пунктов пропуска на границе. Сейчас существует 7 международных пункта. Мы говорим о еще трех дополнительных. Как быстро мы сможем реализовать, не могу сейчас сказать, но есть общее понимание, что мы должны это сделать, так как это тоже облегчит ситуацию.

— Возвращаясь к визовым центрам, хотела уточнить, нет ли у вас опасений, что они наоборот усложнять весь процесс? Есть пример с Британией, которая также открыла визовый центр, после чего, как жалуются люди, сроки получения визы удлинились до семи недель.

— Не знаю, почему это случилось. Так не должно быть. Наша практика в Украине и России показывает, что все как раз наоборот, что все становится легче. Клиенты могут получить не только услуги в подаче документов на визу, но и другие — например, копирование документов, страхование. И все в одном месте.

— А какая-то дополнительная плата за услуги таких центров будет взиматься?

— Дополнительная плата будет, но она все-таки по совокупности будет меньше, чем берут посредники из туристических компаний. Мы уже не раз в этом убедились. Будем откровенно говорить, что от создания визовых центров пользы посредникам не будет. Скорее, наоборот, будут для них, наверное, потери. Не все очень рады этому нововведению. Но я могу сказать, что все будет проще, будет больше транспарентности и цена будет понятно за что, и сроки должны быть более корректными. Практика работы наших визовых центров, которые работают в других местах, положительна.

— Вы уже упомянули про пограничные переходы, которые планируется открыть. Еще раньше, на встрече с белорусскими журналистами в декабре прошлого года, вы говорили, что Литве и Беларуси надо серьезно совершенствовать инфраструктуру существующих погранпереходов, чтобы ликвидировать или хотя бы сократить очереди ожидающих прохождения контроля на границе. Вы, в частности, сказали, что нужно внедрять так называемую электронную границу, позволяющую заранее регистрировать перемещаемые грузы. Обсуждалась ли эта проблема с белорусской стороной? Предпринимаются ли какие-то конкретные действия с этом направлении?

— Да, эта система уже немного работает для грузового транспорта в пограничном пункте «Каменный Лог — Медининкай». Постепенно она будет внедряться и в других местах. Это очень важная система. Потоки грузов такие, что трудно сразу все наладить так четко, как оно должно быть. Но все-таки начало положено. В будущем система должна расширяться, потому что по логике если с обеих сторон действует эта система, то тогда не надо будет так долго ждать в очередях.

— Вы обсуждали вопрос об этом сейчас на встречах?

— Мы упомянули об этом, так как все обсудить очень сложно за один короткий визит. Но все же упомянули об этом.

— Что касается соглашения о малом приграничном движении, может быть, у вас есть прогнозы, когда оно может заработать?

— С белорусской стороны есть желание еще какие-то консультации организовать, еще раз взвесить все аргументы. Мы готовы на все идти. Если есть такое пожелание, то мы, конечно, такие встречи организуем при участии пограничников, таможенников, местных властей. Если есть какие-то вопросы или сомнения, их надо решать. Мы не видим ничего плохого в этом соглашении. Благодаря ему местным жителям проще и легче будет путешествовать. Это самое главное. И я надеюсь, что если соглашение заработает, то меньше нагрузки будет на международные пункты пропуска, так как жители приграничных территорий смогут пользоваться местными пунктами пропуска, которых у нас сейчас 11.

— Но какие-то конкретные сроки белорусская сторона не называла?

— Трудно сейчас сказать про сроки. Мы уже столько лет говорим про этот упрошенный пограничный режим. И никак не движется дело. Трудно прогнозировать. Со своей стороны мы все процедуры завершили уже давно. Мы давно готовы к вступлению соглашения в силу и ждем, когда будет готова белорусская сторона.

Линас Линкявичюс

— Если от темы двусторонних отношений перейти к, так скажем, вопросам международной политики, то сейчас очень распространено мнение о том, что на фоне событий в Украине белорусские проблемы мало интересуют ЕС. Беларусь стала менее интересна и в повестке дня ушла далеко вниз. Каково ваше мнение?

— Я бы не сказал, что Беларусь резко вниз ушла. Но реальность такова, что всегда больше внимания мирового сообщества приковано к тем местам, где возникают конфликты, проливается кровь, происходит трагедия.

Но я поэтому сюда и приехал, чтобы не забывалось, что мы являемся соседями, должны разговаривать, смотреть реально на вещи, не забывая проблемы и замечая те моменты, которые помогли бы нам завязать более конструктивный диалог, чем до этого. Тем более что соседи должны разговаривать.

Частично соглашусь, что украинский вопрос сейчас стоит на первом месте, но и вы ведь не хотите, чтобы такой ценой Беларусь была в приоритете.

— Конечно, нет.

— И я вам такого не желаю.

— А вы не опасаетесь, что в отношениях Беларуси и ЕС может повториться ситуация 2008-2010 годов, когда диалог вроде как развивался, были визиты европейских министром в Минск, а после выборов 2010 года все резко поменялось? Сейчас не случится нечто подобное?

— Вы правильно упомянули выборы. Это будет большое испытание. Не только сам день голосования, но и предвыборная кампания, возможность всем свободно высказывать свои мнения. Весь этот фон — это очень важно, от этого будет многое зависеть. Если мы будем решать какие-то проблемы, которые имеются сегодня, но при этом создавать новые проблемы, то мы никуда не сдвинемся. Надо, чтобы новые проблемы не возникали, чтобы решились те, которые сейчас есть. Надеюсь, что это возможно.

— Но какие-то уроки из той ситуации ЕС извлек, сделал какие-то выводы?

— Тут мне трудно сказать. Я лично думаю, что не все этот урок извлекли. И то, что происходит сейчас в Украине, отчасти зависит от того, что такие уроки не были извлечены, я так думаю. Но такова реальность, с ней трудно уже что-то делать, но ошибок надо избегать в будущем.

Но и в реальности, кстати, если вернуться к Украине, то нам и вам как соседям эта тема очень близка, а для некоторых стран с дальних континентов в беседах в рамках ООН тема Украины возникает только как прецедент и в контексте территориальной целостности, суверенитета, чего-то такого, что не зависит от местоположения страны и что надо защищать.

Но не надо обманывать себя, что украинская тема кого-то не касается, потому что Украина находится для кого-то далеко. Катастрофа с малазийским самолетом, который был сбит, показала, что происходящее в восточной Украине внезапно и трагически приблизилось к тем, кто, быть может, думал, что все происходит далеко и их не касается.

Это напоминание, что мы должны тщательно думать и бдительно относиться к происходящему, чтобы избегать таких прецедентов в будущем. Я от себя еще скажу, что попытки нарушать суверенитет, территориальную целостность, навязывать какие-то порядки своим соседям приводят к таким трагедиям. Мы должны об этом говорить, обсуждать, находить общий язык или наиболее возможную общую точку зрения.

— В октябре ЕС должен в очередной раз пересматривать список санкций в отношении Беларуси. Можно ли ожидать изменений списка и исключения каких-то имен из него?

— Трудно мне про это гадать. Думаю, что все зависит от общей атмосферы. Тенденцию мы видим, но мы должны увидеть существенные, безвозвратные действия, которые показали бы, что проблема не только решена, но к ней и не будет возврата. В таком случае можно будет думать и каких-то изменениях.


  • пора возрождать ВКЛ пан Министр!
  • [quote="волковыск"]пора возрождать ВКЛ пан Министр![/quote] +1 рашизму надо надавать по соплям как под Оршей 400 лет назад