Другие материалы рубрики «Общество»

  1. Белорусы становятся депрессивной нацией
    «Депрессия — это тяжелое экономическое бремя как для человека, так и государства».
  2. Дело Эдуарда Пальчиса. За что блогер попал в разработку
    Оппозиционные политики и общественные активисты считают это дело политическим: Пальчис — патриот, отстаивающий независимость Беларуси.


Общество

Минская милиция: от «гестапо» до «территории пыток»


ИПУ «Платформа» назвало Ленинское РУВД Минска «территорией пыток». А всего месяц назад в этом управлении в рамках объявленной реформы МВД прошло первое Офицерское собрание. Председатель собрания, он же начальник РУВД, Олег Гергес выразил уверенность, что новое общественное формирование «еще больше сплотит коллектив и будет положительно влиять на вопросы прохождения службы, дисциплины, совершенства профессиональных навыков сотрудников». И вот теперь…



53-летний минчанин Василий Николаевич Сорочик, сторож автостоянки УП «Ромен» по улице Малинина, ранее, по сведениям Naviny.by, не судимый, в прошлом шофер, к спиртному равнодушен уже более 15 лет, обвиняет сотрудников РУВД в пытках.

Схематично эта история выглядит так. Некий индивидуальный предприниматель Безручонок А.В. хранил на территории автостоянки гранит для изготовления надгробий и памятников. Товар пропал, потерпевший обратился с заявлением в милицию, в котором указал Сорочика как лицо, причастное к преступлению. Оперативники приступили к проведению проверочных мероприятий и начали, судя по всему, с подозреваемого.

За Василием Николаевичем пришли на работу 14 ноября. С его слов, находился он в стенах РУВД с полдевятого утра до полседьмого вечера. Все это время, с часовым перерывом, мужчину, как он утверждает, пытали, требуя признаться не только в краже гранита, но и в других преступлениях. Сторож назвал имя свое мучительницы — это некая оперуполномоченная Ленинского РУВД Богдановская Ж.П., которой помогали выбивать показания из минчанина еще несколько милиционеров.

Следует отметить, что традиционно от вышестоящего милицейского начальства не произошло «молниеносной» реакции на обвинения в незаконных действиях их подчиненных. Вся милицейская вертикаль затаилась, словно мышь под веником, и на вразумительные заявления рассчитывать не приходится. Попытки дозвониться до руководителей РУВД успехом не увенчались. Да и что они могли сказать? Но отвечать все же придется.

Напомним, что Василий Сорочик обратился с заявлением в прокуратуру, которая, в свою очередь, передала материалы в Ленинский отдел Следственного комитета. Так что у этой истории обязательно будет продолжение. Не исключено, что с судебной перспективой.


Дежавю по-милицейски

…Буквально недавно автор этих строк имел беседу с далеко не рядовым сотрудником МВД. Разговаривали мы о затеянной реформе белорусской милиции. Офицер утверждал, что при разумном сокращении, структурной перестройке органов и избавлении от лишних функций значительно возрастет эффективность работы наших стражей порядка. Я же пытался перевести русло разговора в сторону человеческого фактора, ибо рейтинг доверия населения к милиции определяется не количеством стражей порядка и криминальной статистикой.

«Но ведь у нас нет таких вопиющих случаев, как в той же России», — сказал офицер и привел пример с майором Евсюковым, расстрелявшим людей, и случай, когда задержанного мужчину звери в погонах пытали бутылкой, требуя признательных показаний.

Но что значит, у нас такого нет? Не было или мы не знаем? А может просто забыли?

По статистке прошлых лет, ежегодно 100-140 сотрудников милиции привлекают к уголовной ответственности. Лишь некоторые их этих случаев, как дело майора Линкуса, становятся достоянием общественности, а потому и создается впечатление, что «кто-то кое-где у нас порой». А в целом якобы проблем и нет.

Беда в том, что если сегодня проблемы нет, то это не значит, что она не появится завтра. Да еще в таком виде, что милицейское начальство потом и знать не будет, что сказать. Как это уже было. К слову, у нас даже намного раньше, чем в России появилось дело «Евсюкова» и пытки бутылкой, извините, в задний проход.

Дело старлея Лифанова. В ночь с 3 на 4 марта 2000 года, во время празднования Дня белорусской милиции, старший лейтенант спецподразделения «Алмаз» МВД Федор Лифанов на дискотеке устроил стрельбу из табельного пистолета. Он успел выстрелить восемь раз. В результате был убит один и ранены четверо бойцов ОМОН ГУВД Мингорисполкома, также пострадала женщина, оказавшаяся на линии огня. Лифанова приговорили к 16 годам заключения.

Дело Первомайского «гестапо». В марте 2002 года суд признал четырех оперативников, в их числе — замначальника уголовного розыска Владимир Крамсаев, и участкового Первомайского РУВД виновными в применении физического воздействия в отношении задержанных граждан. По делу потерпевшими от избиений и пыток милиционеров проходило восемь человек. В одном из обвинительных эпизодов упоминался случай пытки задержанного бутылкой от газированного напитка… в задний проход.

Крамсаева приговорили к 6 годам заключения, его подельники получили от 3 лет с отсрочкой исполнения наказания до 4,5 лет реального лишения свободы.

За несколько лет до «посадки» на этих «оперов» в прокуратуру Первомайского района были написаны десятки жалоб, в каждой из которых приводились подробные описания истязаний. Поэтому минчане сравнивали РУВД Первомайского района столицы с «гестапо». А дело возбудили, когда гром грянул так, что могли полететь погоны с большими звездами. Пожертвовали малыми.



Интернет-газета Naviny.by будет следить за развитием событий по делу о пытках в Ленинском РУВД.

Оценить материал:

Ваш комментарий

Регистрация

Последние Комментарии

  • Что. Нтересно по этому поводу скажет наш гайдукевич-младший.
  • мусара-это просто скаты а энта баба наверно имеет детей хотя таких надо стерилизовать